Прошедший 2016 год ознаменовался значительной реформой силовых структур и созданием Национальной гвардии, или, как ее еще называют, Росгвардии.

В зоне ответственности Росгвардии вошло в том числе и курирование частных охранных организаций с позиции государства.

О том, как реформа силовых структур отразится на деятельности частных охранных организаций, мы узнали у председателя совета директоров ГПБ «СТАФ-АЛЬЯНС» Тимофеева Михаила Федоровича.

— Добрый день, Михаил Федорович. В конце 2016 года Правительством были даны ответы на основные вопросы о взаимодействии Росгвардии и ЧОО. Скажите, какие главные изменения повлекла реформа силовых структур?

— В первую очередь, конечно, изменения коснулись лицензирования охранного бизнеса. Лицензии охранникам и ЧОО теперь выдает Росгвардия — точнее, сотрудники подразделений лицензионно-разрешительной работы (ЛРР). Они же будут заниматься лицензиями на оружие. Вообще все, что касается оборота огнестрельного оружия, также оказывается под ведением Росгвардии.

— Смена лицензирующего органа как-то отразится на охранном бизнесе?

Национальная гвардия — новый фактор внешней среды для нашего бизнеса, заменивший органы внутренних дел, — немного более требовательный участник общего дела защиты порядка, возможно, не до конца изученный, но заимствовавший почти все модели поведения своего предшественника. В самой структуре процедуры лицензирования пока ничего не изменилось. Без сомнений, трудности появятся у ЧОПов с сомнительной организацией и качеством услуг, фирм-однодневок и тех, кто осознанно занижает цены, чтобы обойти конкуренцию и опуская ее ниже себестоимости услуги (цены суточного поста). Я уверен, что, когда предприятиям СТАФ-АЛЬЯНСа придет время обновлять лицензии (ближайший срок — в феврале), у них не возникнет никаких проблем, как и при отделе ЛРР ОВД. Что касается вышеперечисленных «проблемных» предприятий, Росгвардия намерена вести с ними серьезную борьбу.

— Руководство СТАФ-АЛЬЯНСа и ранее говорило о том, как важно бороться с недобросовестной конкуренцией на охранном рынке. Это сложная задача. Как ее может решить Росгвардия?

— У Росгвардии, как у контролирующего института, есть полный инструментарий для этого. Первой ее целью стало повышение качества охранных услуг на государственных объектах. Правовое обеспечение этого начинания утверждено в соответствующем постановлении Правительства. На сегодняшний день демпинг во многих конкурсах доходит до 50%, и этот показатель ограничивается только совестью ЧОПов-однодневок и минимальным благоразумием заказчика. Выигрывая конкурс, предприятие либо передает заказ по субподряду, либо выставляет совершенно неквалифицированных охранников. Я бы сказал, эти охранники скорее сами представляют опасность, чем обеспечивают безопасность. Проект постановления, который обеспечит повышение качества конкурсов на госзаказы, сейчас активно продвигается.

— Каковы требования этого постановления? По каким признакам Росгвардия собирается определять качество конкуренции?

— Росгвардия выдвигает немало требований. На данный момент самое спорное — наличие в штате ЧОПа не менее ста охранников, ведь это заблокирует малый бизнес. Другой пункт постановления — обязательное членство в СРО.

— Насколько эффективными могут быть меры Национальной гвардии?

— Помимо продвигаемых законопректов, Росгвардия активно проводит проверки. В 2016 году она закрыла 637 ЧОПов, было аннулировано огромное количество лицензий и разрешений. Причиной в большинстве случаев стало нарушение законодательства в сфере оборота оружия — для других мер пока не разработан правовой инструментарий. Но это уже немалый успех для оздоровления рынка охраны в нашей стране.

— Какие ведомства сейчас будут регулировать совместную деятельность Национальной гвардии и ЧОПов?

— В конце декабря в Санкт-Петербурге был создан Координационный Совет по взаимодействию Росгвардии и ЧОО.

— Как Вы в общем оцениваете новые перспективы развития охранных организацией в связи с созданием Росгвардии?

— В будущем году нам всем предстоит напряженная работа для формирования партнерских отношений с Национальной гвардией. Плюсов для нас в реформе силовых структур намного больше, чем минусов.